Еще и месяца не прошло с тех пор, как новая студия программы «Вести» появилась на экранах, а телезрители уже успели оценить ее достоинства. Современная, много экранов, справа от ведущего большой экран — айфон, глядя на который можно получить дополнительную информацию в привычном ракурсе. А если бы телезрителей повели на экскурсию посмотреть новинку — они бы удивились.

Места на самом деле совсем немного, но дизайн таков, что пространство кажется огромным. Пол в студии меняет цвет: может быть глянцево-черным или ярко-белым. Через прозрачные стены видна современная аппаратная. Обозреватель «РГ» расспросила о студии тех, кто непосредственно ее разрабатывал — главного режиссера канала «Россия 1» Дмитрия Грачева и арт-директора Артема Израилова.

На всех каналах периодически модернизируют студии. Что в вашей студии необычного, насколько вам легче в ней работать? Что в ней есть такое, чем сегодня можно удивить?

Дмитрий Грачев: Наша основная задача — не удивлять, а правильно доносить информацию до аудитории. Поэтому мы относились к работе по следующему принципу: как достаточно ограниченное пространство, в котором мы работаем, использовать наиболее эффективно. Мы производственно сильно привязаны к зданию 20-х годов. У нас довольно небольшое помещение. И нам нужно было решить, как остаться в брендинге и дизайне канала, но сделать что-то принципиально новое. Наша задача была расширить пространство визуально и сделать мультиформатное вещание. И, чтобы не было говорящих голов, люди могли стоять в кадре. У нас есть премиальный продукт «Вести недели» с Дмитрием Киселевым, который практически не сидит. Та студия, которая была у нас последние 7-8 лет, естественным образом состарилась и технически, и визуально.

Помню, как тогда вы открывали по тем временам новую студию.

Дмитрий Грачев: В медиа все меняется очень быстро. Не в обиду телевидению, но мы уже не трендсеттеры. Нам даже пришлось сделать один экран — это наше ноу-хау, такого ни у кого нет — он имеет соотношение сторон, как экран айфона. Потому что люди начинают воспринимать информацию не в горизонтальном, а в вертикальном формате. И это появилось, потому что мы хотим выглядеть более современно. Нам следовало не распугать нашу аудиторию, сделать так, чтобы новые вещи не отвлекали, а зрители попадали в привычное для себя пространство. Телевидение не должно вводить зрителя в состояние, когда он не знает куда смотреть. Наш канал называется «Россия», он и есть наша страна, поэтому на нас — двойная ответственность. «Вести» — это, по сути, лицо национальных новостей. Нас видят не только в России, но и за границей.

Артем Израилов: Дополнительные возможности для редакции — показывать информацию не только в привычном виде. Например, с появлением экрана — айфона появляется визуальная верстка выпуска. Зритель понимает, какой материал будет следующим. То есть все имеет свою функцию. Мы делаем все студии на «России» и смотрим на канал в целом. Основная задача была — чтобы новая студия стала логичным продолжением других форматов и взаимодействовала с ними. «Вечер с Владимиром Соловьевым», «Воскресный вечер», «60 минут»… Это тоже все разработанные нами студии. И для нас было важно, чтобы образовался единый облик нашего канала.

Какую студию вы сделали первой?

Артем Израилов: Студию программы «Вечер с Владимиром Соловьевым». Но основная технологическая революция произошла в студии программы «60 минут», когда мы положили экран на пол. Мы работаем вне шаблонов — к счастью, наши руководители разрешают нам развиваться и смотреть вперед. Поэтому мы уже давно занимаемся красивым обликом информации, которая у нас на канале выходит.

Когда вы придумывали, ориентировались на зарубежные студии?

Артем Израилов: Революции в мировом масштабе нет, но революция в рамках нашего цеха — возможно. Если посмотреть прошлый опыт, то почему-то верхние точки на экранах, например, не делали. Можно сказать одно — ВГТРК в студийном плане задает тренд в рамках федерального вещания.

Дмитрий Грачев: Парадоксально, но в плане картинки зарубежные коллеги уже ничему нас научить не могут. Пожалуй, только освещению. Количество света в студии — это очень важно. В этом еще надо поучиться у Запада. Все остальное мы делаем лучше и современнее. Это производственный дизайн, который должен быть подчинен той функции, что он выполняет. И нам удалось в рамках функции сделать что-то стильное. Как деловой костюм.

Артем Израилов: Нам удалось объяснить, что контент на экранах может быть декорацией. У нас в студии нет интерьеров. В ней нет ничего, что не работает как медианоситель. Каждая плоскость является носителем информации.

Дмитрий Грачев: Отдельно стоит отметить, что экраны сделаны в России. Сборка происходила на трех российских заводах. Есть экраны уникальные по качеству картинки. И мы перестали быть заложниками «фанеры». Мы можем изменить облик студии нажатием одной кнопки. Это новое прочтение трехмерной студии. Мы, по сути, сделали виртуальную реальную студию. И еще у нас в ней есть дополненная реальность. И современная динамичная камера-экран. Всего же камер в студии — пять.

Вы сказали, что экран называете между собой айфоном. А какие названия даете другим частям студии?

Дмитрий Грачев: «Уши» — это все, что слева и справа от экранов. То есть вот экран, а вокруг него «уши». «Язык» — это подиум, где стоит ведущий.

У нас в студии нет интерьеров. Каждая плоскость является носителем информации

А ведущие не испугались новой студии — непривычных условий работы?

Дмитрий Грачев: На самом деле это болезненный этап. Мы довольно долго делали новую студию. Летом построили клон старой. Визуально зритель не заметил разницы, но мы работали из резервной студии, которая гораздо меньше по размеру. Мы построили стенки с учетом оптической иллюзии, как будто бы студия большая. И три месяца делали новый проект. Студия вся покрыта стеклами, мы специально их заказывали, и в них сделаны специальные отверстия для кондиционирования.

И обычно так: что-то долго делаешь, а потом приходит ведущий и говорит, мол, мне неудобно. И я заготовил несколько фраз для них. Например, что в старых сандалиях всегда удобнее, чем в новых красивых ботинках. Поэтому давайте себе представим, что мы приобрели новую обувь. И пошла позитивная волна. Конечно, у Дмитрия Киселева самые большие были вопросы, потому что он в студии проводит два с половиной часа, а в ней много элементов. Но все решилось, потому что мы делаем студию у нас, в России, и учитываем все потребности и пожелания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 3 =