Почему совладелец компании «Юлмарт» Дмитрий Костыгин оказался под домашним арестом

Одного из крупнейших онлайн-ритейлеров страны питерскую компанию «Юлмарт» называют русским аналогом Аmazon. Еще недавно группе прочили большое будущее, а ее стоимость оценивалась в один миллиард долларов.

Действительно, по итогам 2013 года «Юлмарт» стал самым успешным онлайн-магазином в РФ по версии Forbes, а в 2015-м вошел в 50 крупнейших онлайн-ритейлеров мира и в тройку крупнейших интернет-компаний России. Предприятие собиралось выйти на IPO, чтобы привлечь еще более серьезные инвестиции. В этот период аналитики JP Morgan и Morgan Stanley оценили компанию в 5-6 миллиардов долларов. То есть первичное размещение могло привлечь в капитал ритейлера до 1,5 миллиарда долларов. Почему не удалось осуществить эти амбициозные планы?

В компании разгорелся конфликт, который довел успешный бизнес до судов, а один из его основных совладельцев Дмитрий Костыгин уже не первый месяц находится под домашним арестом. В случае негативного развития событий компания может окончательно пасть под натиском одного из акционеров. А может и пережить этот кризис и вернуть позиции на рынке электронной торговли.

Бренд «Юлмарт» появился в 2007 году. Собственно, тогда и была разработана эффективная система продаж по онлайн-каталогу. На пике развития компании ею владели четыре бизнесмена: Дмитрий Костыгин, его давний деловой партнер Август Мейер, Михаил Васинкевич и Алексей Никитин. В 2016-м, как писали СМИ, Никитин и Васинкевич обратились в лондонский Международный арбитраж с иском против Костыгина и Мейера. Истцы требовали у партнеров выкупить их долю «по справедливой цене». Ответчики отказывались, считая выставленный счет чрезмерным.

По словам Ерлана Касенова, адвоката Дмитрия Костыгина, за несколько месяцев до этого Кос-тыгин пытался договориться с Васинкевичем о дополнительных вложениях в бизнес: «Треть суммы должна была поступить со стороны Васинкевича. Но тот от инвестиций отказался и решил вместо этого выйти из бизнеса с огромной прибылью».

Спор между хозяйствующими субъектами переведен из гражданско-правового поля в уголовное

Кредиторы «Юлмарта», почувствовав, что корпоративная война в компании разгорается, не на шутку занервничали. В ноябре 2016 года «Юлмарт» получил первые два иска о банкротстве, а затем на компанию начинают сыпаться иски от кредиторов с разных сторон: от «Уралсиба», банка «Санкт-Петербург», группы «Санация». Но самое резонансное разбирательство началось, когда один из крупнейших госбанков страны потребовал досрочного погашения займа в сумме один миллиард рублей. Костыгин иском был, мягко говоря, удивлен, ведь заем прошел все кредитные комитеты банка, информация о кредитном портфеле «Юлмарта» была предоставлена. Компания имела возможность обслуживать заем по графику без затруднений, что и делала в соответствии с условиями договора. А сразу «вытащить» из бизнеса такую сумму невозможно, это знает любой предприниматель.

Казалось бы, это явно спор между хозяйствующими субъектами и разбираться он должен в гражданско-правовом поле, тем более не переходить на физические лица. Так, Дзержинский райсуд г. Санкт-Петербурга постановил, что банк не понес убытков, которые просил взыскать, это решение было поддержано апелляционной инстанцией в горсуде Санкт-Петербурга. Но в итоге гражданское дело все же было переведено в уголовное поле. Такие дела, как правило, рассматриваются по статье 176 УК РФ («Незаконное получение кредита»). В этом случае речь идет о крупном штрафе, но никак не о лишении свободы. Тем не менее 14 июля 2017 года в отношении одного только Костыгина возбуждается уголовное дело. До этого гражданский иск был направлен на всех четырех акционеров. Формулировка обвинения — мошеннические действия в сфере кредитования, наказание — штраф. Дмитрий Костыгин попадает под домашний арест, который продлевается несколько раз. В феврале 2018-го Смольнинский суд города Санкт-Петербурга освобождает предпринимателя из-под домашнего ареста. А в апреле тот же суд вновь отправил Дмитрия Костыгина под домашний арест. Вскоре дело «утяжеляется» и переквалифицируется по другой статье — ч.4.ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»).

Бизнесмену уже грозит лишение свободы на срок до десяти лет.

Надо отметить, что даже в самый разгар конфликта Костыгин не опускает руки, верит, что разногласия удастся преодолеть, и «Юлмарт» все-таки сможет вернуть утраченные позиции. Однако сейчас компания переживает не лучшие времена: обороты падают, магазины закрываются. В конце 2017 года было анонсировано сокращение персонала более чем на четверть, закрытие части центров исполнения заказов.

А ведь, как считает Костыгин, если бы не конфликт, «Юлмарт» сейчас имел бы оборот около 150 миллиардов рублей.

Какой смысл разваливать столь успешную компанию, сажать акционера под домашний арест, да еще в тот период, когда предприятие находится в сложном положении и ему необходима вся энергия и креативность руководителя, чтобы остаться на плаву?

По мнению уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, мера пресечения в виде ареста, которая применяется в отношении предпринимателей, могла бы заменяться другими мерами пресечения, в том числе залогом. Предприниматели зачастую в ходе возникших в связи с уголовным преследованием проблем теряют свои деньги. По его словам, люди, которые находятся в заключении до вынесения приговора, «считают копейки», а их семьи бедствуют, потому что уголовный процесс подразумевает огромное количество затрат. Как отметил Титов летом 2017 года, российские предприниматели, подвергавшиеся уголовному преследованию, в 62% случаев полностью теряют бизнес.

Да, один из доводов следствия — фигурант дела может уехать из страны. Но ведь не скрылся Костыгин. Его выпускали из-под ареста на два месяца, тут уж точно можно «добежать до канадской границы». Однако он остался в России, продолжает выстраивать свою линию защиты. Напомним, что Костыгин имеет несколько успешных бизнесов, его не зря называют «неугомонным девелопером». В свое время он был первым российским переводчиком книги Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Сегодня на слуху его компании «Дикая Орхидея», «Рив Гош», «Юлмарт». Сейчас он развивает новый формат торговли по доступным ценам «Оптоклуб «Ряды». Есть в его копилке и проекты по бизнес-образованию и благотворительности. Свою страну Костыгин всегда считал лучшей для предпринимательства, добавляя только, что нужны четкие правила для всех участников процесса. В данном случае надо дать возможность спорящим сторонам отстаивать свои позиции в равных условиях, а не тогда, когда один из участников на свободе, а другой — под арестом и не имеет возможности на равных подготовиться к своей защите.

Мнение

Александр Хуруджи, Глава Ассоциации защиты бизнеса:

— Нельзя допустить, чтобы в отношении «Юлмарта» осуществился негативный сценарий. Да, Дмитрий Костыгин умеет держать удар, но зачем загонять в угол предпринимателя, который готов строить бизнес в своей стране? Задумываются ли те, кто сейчас пытается уничтожить русский Аmazon, какой сигнал они дают бизнес-среде? Зачем развиваться, создавать рабочие места, передовые технологии, выходить на мировые рынки? Если «Юлмарт» развалят, это станет весьма опасным прецедентом для всей страны в целом.

Related posts

Leave a Comment

одиннадцать − 4 =